Вход (Регистрация) все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать
 
  • 16:31 – На Avito продают башню завода «Красный гвоздильщик» на Васильевском острове за 328,5 млн рублей 
  • 16:30 – Между «Приморской» и «Беговой» заработал бесплатный Wi-Fi 
  • 16:30 – У крепости Орешек откроется новый причал для круизных лайнеров 
  • 15:31 – Прокуратура проверила законность отключения электричества в ЖК «Кивеннапа-Юг» 
  • 15:31 – В Гатчинском районе построят мусороперерабатывающий завод к 2022 году 
  • 15:30 – В Юсуповском дворце отреставрируют Половину молодых и Буфетную Домашнего театра 
  • 15:30 – Сад у Ивановского карьера 29 апреля закрывается на масштабный ремонт 
  • 15:30 – Ленобласть введет компенсации на оплату вывоза мусора с 1 июля 

Владимир Пехтин: «Главная задача НОСТРОЙ – эффективная защита интересов СРО и строителей»

Владимир Пехтин: «Главная задача НОСТРОЙ – эффективная защита интересов СРО и строителей»
12 марта в Национальном объединении строителей стартовала очередная кампания по выбору президента НОСТРОЙ. Одним из кандидатов на этот пост выдвинут Владимир Пехтин, советник компании «РусГидро», известный политический и общественный деятель с 40-летним строительным стажем. О том, как он видит дальнейшее развитие НОСТРОЙ и всей строительной отрасли, Владимир Пехтин рассказал в интервью нашему Агентству: Источник: http://ancb.ru

- Владимир Алексеевич, чем было обусловлено Ваше решение выдвигаться на пост президента НОСТРОЙ и насколько Вам близка тема строительства? Сейчас порой поговаривают: вот, еще один варяг к нам идет!...

- Да какой там варяг! Знаете, я хоть и проработал 15 лет в Совете Федерации и Государственной Думе, но всю свою сознательную жизнь я строил объекты как специального назначения – гидростанции и инфраструктуру к ним, так и жилые поселки, дороги, мосты, объекты промышленного строительства. На протяжении почти 40 лет моя работа была связана с Колымой, в 38 лет я стал начальником строительства «Колымгэсстроя». Поэтому на самом деле я строитель, а не политик. Я закончил Ленинградский политехнический институт и при том, что мог остаться в Ленинграде, где жили мои родители, уехал на Колыму строить единственную в мире гидростанцию на вечной мерзлоте с подземным зданием ГЭС.

В компании «РусГидро», которая как член СРО выдвинула меня на пост президента НОСТРОЙ, меня также воспринимают именно как строителя, а не политика. Их решение было обусловлено тем, что в строительном комплексе – и в части промышленного строительства, и объектов энергетики, и гражданского строительства - накопился достаточно большой пласт вопросов и проблем, которыми почти никто не занимается.

- Например?

- Например, пресловутый закон 44-ФЗ о контрактной системе, «благодаря» которому на торгах выигрывают фирмы-однодневки с тремя сотрудниками, снижая цены на аукционе до непозволительных величин. А крупные компании, такие как «РусГидро», с огромным опытом, большими коллективами уникальных строителей выиграть тендер не могут, потому что реально знают, на сколько можно понизить цену, а на сколько – уже нельзя, потому что за эти деньги объект построить невозможно. В результате компания теряет госзаказы, специалистов, деньги и так далее. А потом эта компания-однодневка приходит и предлагает взять на субподряд крупнейшего гидростроителя! Но это же бред! Не говоря уж о том, что мы сразу должны отдать этой фирмочке 25% как генподрядчику. За что?! И такие случаи в строительстве скорее правило, чем исключение. Поэтому законодательство в этой части надо менять, и НОСТРОЙ должен активно этим вопросом заниматься на всех уровнях, влиять на политическую ситуацию, на принятие соответствующих решений. Пора вывести НОСТРОЙ на тот высокий профессиональный и политический уровень, для которого он и создавался.

- Да, это известная беда строителей, и они много лет бьются над тем, чтобы изменить закон, но увы…

- Мой опыт работы в Государственной Думе может существенно помочь в работе над законодательством для строительной отрасли. Этот опыт я наработал благодаря тому, что пошел в Государственную Думу именно как строитель и решал в ней вопросы строительства на Дальнем Востоке и в Заполярье.

В 90-е годы прошлого века, когда начался развал экономики, мы пытались сохранить свои коллективы, своих специалистов как раз через поиск новых строительных объектов, в том числе, мостов, дорог, жилья. Ведь настоящими строителями просто так не становятся, их надо обучить, воспитать, дать возможность расти профессионально, а гидростроители всегда были элитой строительного комплекса страны. Поэтому, борясь за сохранение своего коллектива, – а это более 12 000 человек! – я и пошел в политику, чтобы добиться дальнейшего строительства Колымского каскада гидростанций. И мне это удалось. В итоге, когда в 90-е годы были веерные отключение электричества по всему Дальнему Востоку, Магаданская область была полностью обеспечена электроэнергией, потому что к этому моменту четыре гидроагрегата, которые работали на всю мощность. Мы строили линии электропередач и подавали электроэнергию от Колымской ГЭС даже в Магадан, для того, чтобы спасти город, – это 550 километров тундры и тайги! Как Вы думаете, я понимаю, как и что нужно строить? Я понимаю интересы строителей?

Но это мое славное строительное прошлое, которым я горжусь, и которое дало мне огромный опыт для дальнейшей работы в Совете Федерации и в Государственной Думе. А в Госдуме я был руководителем Экспертного совета и рабочей группы, когда Виктор Плескачевский начал писать и проводить через парламент закон о саморегулируемых организациях. Я был председателем комиссии по техническому регулированию, которое, к сожалению, не состоялось в таком виде, как мы его задумывали. Все вопросы саморегулирования, лицензирования, технического регулирования, в том числе, и в строительной отрасли, шли через наш Экспертный совет. И ко всем этим вопросам я подходил с точки зрения строителя.

- Как Вы видите дальнейшее развитие Национального объединения строителей? Что, на Ваш взгляд, нужно изменить в первую очередь?

- Что касается саморегулирования, роли СРО и НОСТРОя в жизни и развитии строительного комплекса, то их, по моему мнению, нужно выводить совершенно на другой уровень. На мой взгляд, здесь самыми главными фигурами являются координаторы в федеральных округах. Сегодня они - полпреды НОСТРОя на этих территориях, они отстаивают интересы президента. Но кто ему даст такую информацию «с мест»? Только координаторы в федеральных округах. Я убежден, что координатор в федеральном округе должен выбираться теми СРО, с кем он работает, отвечать, прежде всего, перед ними, а сегодня он – назначенец президента. И на территории он защищает не интересы СРО и строителей, а исполняет команды из Москвы. Координатор в федеральном округе должен избираться руководителями СРО и согласовываться на Совете НОСТРОя, потому что это выбор сообщества.

- Очень сильное, смелое и многое меняющее решение! Здесь видятся перспективы интересных инициатив, вплоть до законодательных...

- Это следующий момент, на котором я хотел бы остановиться, –законодательная и нормативная деятельность НОСТРОя. Она должна идти не сверху от президента или Совета НОСТРОя, а снизу, от строительных компаний и СРО, потому что только так можно сделать документы, которые реально нужны строительной отрасли. И я понимаю, какие документы строителям действительно необходимы, потому что сам, так сказать, истоптал огромное количество строительных площадок – от ГЭС до мостов и жилья. У строителя сейчас нет перспективы, он ее не видит, все живут одним днем, одним заказом.

А кто должен отстаивать эти перспективы, формировать для них условия? Как раз такие организации как НОСТРОЙ, Российский Союз строителей, НОПРИЗ, НОЭ. Между всеми нашими объединениями, каждое из которых вроде бы решает свои задачи, должна быть налажена очень тесная связь. Я уверен, что среди руководителей наших СРО и строительных компаний есть очень много людей, кто хочет активно и плодотворно работать, выйти на следующий уровень коммуникаций, решать более сложные задачи развития отрасли, но они, к сожалению, молчаливы и не всегда имеют возможность высказаться. Мы должны создать все условия, чтобы эти люди вышли из тени, высказали свои предложения и начали работать в единой, целенаправленной, энергичной команде. Все наши огромные, влиятельные структуры нужно сплотить, чтобы мы работали на решение одних задач.

- Чего Вы ждете от этой избирательной кампании?

- Я, прежде всего, очень хочу, чтобы она была максимально чистой, честной и открытой, без давления на саморегулируемые организации. Хочу, чтобы мои коллеги могли сделать свободный выбор, оценивая не персоны, а команды и программы. Со своей стороны я гарантирую максимальную открытость и честные ответы на любые вопросы. Мы со своей стороны не допустим ни давления, и черного пиара. Избирательная кампания должна быть конструктивной, во время встреч и окружных конференций будут высказываться многочисленные предложения, которые обязательно должны быть учтены в последующей работе. Я жду честной, горячей и справедливой борьбы!

- С чего бы Вы начали как президент Национального объединения строителей?

- Во всяком случае, не с революции и махания шашками, как очень многие почему-то боятся. Я человек системный, и поэтому все решения будут системными. Никаких переворотов не будет – будет анализ всей деятельности. А только потом будут приниматься соответствующие решения. Мы дорожим каждым профессионалом, который сейчас работает в системе СРО, в исполнительной дирекции, и будем с радостью работать вместе с теми, кто разделяет наши цели и задачи.

Но самое главное, я хочу, чтобы наши саморегулируемые организации и строительные компании работали спокойно и стабильно, поэтому начал бы с самых больных вопросов. Я знаю, что реформа саморегулирования и закон 372-ФЗ принес много проблем, а главное, содержит много двояких толкований, которые требуют скорейшего уточнения. Один из самых горячих вопросов - компенсационные фонды СРО.

Сейчас десятки саморегулируемых организаций много месяцев находятся в подвешенном состоянии из-за того, что потеряли часть компенсационных фондов в закрывшихся банках, а строительные компании – их члены ждут, нужно ли им будет довносить деньги в компфонды или нет. А что, у строителей есть лишние деньги, особенно в условиях кризиса и сокращения объемов работ? Надо снять с компаний и СРО этот дамоклов меч неопределенности и угрозы очередных расходов – в этом и состоит защита интересов членов НОСТРОя.

Сейчас в законе нет четкого определения, что такое минимально достаточный компенсационный фонд СРО. И пока это не будет урегулировано, на СРО можно давить как угодно. И что такое «исторический максимум»? Эту ситуацию надо немедленно разруливать, чтобы все саморегулируемые организации понимали, какой они должны иметь компенсационный фонд, спокойно работать и не отвечать самим свои существованием за ошибки банков. И это также называется работой с законодательным органом власти, знание этой работы и умение отстаивать в нем свою позицию.

Заканчивая, хочу сказать следующее: решение, которое я принял, - это не желание карьерного роста или возвращения в политику. Это не политика, это работа, поле, на котором нужно работать каждый день – я так привык. И если у меня есть возможности, силы, политический капитал, чтобы продолжит работу на благо строителей уже на новом месте – в качестве президента НОСТРОЙ, - я готов их отдать без остатка.

И еще мое твердое мнение: наряду с информационной открытостью саморегулируемых организаций должна быть и абсолютная информационная открытость НОСТРОя, его работа должна руководствоваться только одним: эффективной защитой интересов саморегулируемых организаций и через них – всего строительного комплекса. Только этим можно оправдать само существование НОСТРОя. НОСТРОЙ – это не президент или исполнительная дирекция. НОСТРОЙ – это все многообразное сообщество наших саморегулируемых организаций, объединенное одной крышей. Я хочу сказать: коллеги, НОСТРОЙ – это вы! Не забывайте этого! Давайте работать вместе!

Елена Медынцева

Источник: http://ancb.ru
Оставить комментарий
иконка
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Курсы валют ЦБ РФ
ВалютаRUB
USD
EUR
TRY