Вход (Регистрация) все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать
 
  • 20:30 – Олег Ступников назначен на должность заместителя руководителя Федерального дорожного агентства 
  • 19:30 – «Миссия – сохранить!», или как решать проблемы с разрушением Санкт-Петербурга с помощью фестивалей? 
  • 17:02 – Муниципальные депутаты поставили ультиматум Беглову: «Тучков буян» или отставка 
  • 17:02 – ДОМ.РФ выставил на торги земельный участок в Санкт-Петербурге 
  • 17:02 – На территории бывшей промзоны Медведково построят спорткомплекс и культурно-досуговый центр 
  • 17:02 – Глава Минкультуры рассказала об улучшении ситуации с восстановлением киностудии «Ленфильм» 
  • 17:02 – Александр Дрозденко прописал капремонту капитальные изменения 
  • 17:02 – На участке строящейся М-12 в Нижегородской области и Чувашии переустроят линию электропередачи 

Дом в центре Петербурга захватили фекалии. Подобраться к ним мешает закон

В самом сердце Петербурга в подвале дома-памятника уже несколько месяцев бурлят фекалии из канализации. Чинить трубу, давшую брешь, никто не спешит. Все дело в том, что зловонная жижа вытекает в подвесном дворе — историческом этаже, где раньше хранили уголь.

мусор Дом в центре Петербурга захватили фекалии. Подобраться к ним мешает закон Источник: fotostrana.ru

Внешность обманчива — выражение, подходящее не только для человека, но и для петербургских домов. Здесь будет больше — про форму и содержание. На 5-й Советской, 4, где по соседству с БКЗ «Октябрьский» расположен дом-памятник, с виду напоминающий тортик. Только вот начинка оказывается неприятной для проживания. В конце лета, по словам жителей, в подвале одной из трех парадных дома произошла авария.

«Пошел смердящий запах туалета, спустились, а там плавают какашки», — вспоминает одна из жительниц.

У фекалий, как и у ощущающей в себе силы стихии, появились приливы и отливы.

«До 40 сантиметров однажды доходило», — говорит жительница дома Татьяна Меркучева.

За несколько месяцев запах, по ее словам, захватил весь дом, и теперь воняет не только у жителей, но и у арендаторов на первых этажах. Одним из них оказывается центр психологической помощи, где на вонь жалуются и без того встревоженные клиенты, которых в перспективе могут заменить уже и жители дома.

То, что заставляет плакать

Дверь в проблемную парадную почти не закрывается. Непроизвольно морщишься уже при входе. Чтобы спуститься к источнику зловония, проходить семь кругов не требуется, достаточно шагнуть на пару ступенек с первого этажа. В неосвещенном помещении пространство захватил слой жижи. Это то, что осталось после испарения канализационной воды.

«Нездоровая история, вместо блох мы можем получить холеру и еще что-нибудь. Я не эпидемиолог, но не исключаю», — делится переживаниями наша сопровождающая.

Само зло скрывается за металлической дверью, ее местные периодически открывают, чтобы проветрить этаж, вонь из которого уже «пропитала все стены». За ней — теплое содержимое канализации, от которого в холодную парадную вырывается смрадный пар. Время «прилива» — и коктейль из того, что раньше было в человеке, стремится наружу. Это заставляет прослезиться и отступить. 40-сантиметровой глубины хоть и не увидели, но вонь не передать ни словами, ни камерами.

«Со всего дома это выливается в подвал. Уже подтопило вторую ступеньку. Проветриваем лестницу каждую ночь», — возмущается житель дома.

Собственники уже неоднократно обращались в УК с просьбой устранить причины зловония и обработать подвал. В ответах на обращения жителей сообщается, что коммунальщики смогли лишь продезинфицировать хлоркой места общего пользования.

«Ну а толку-то», — комментируют это жители.

По сути, аварию должен устранять тот, кому принадлежит это помещение или сам дефектный колодец.

«Согласно актам разграничений между управляющей компанией и ГУП «Водоканал», все колодцы водоотведения находятся на балансе ГУП», — отвечают на это в ЖКС.

Однако с такой позицией в Водоканале не согласны, колодец на их балансе не числится. Там справедливо отметили, что всё, что касается систем внутри дома, зона деятельности управляющих компаний, а их — на подступах к дому.

По словам жителей, управляющая компания и Водоканал не могут разобраться, кому принадлежит труба, давшая пробоину, поэтому чинить ее никто не спешит. Спуститься в обитель зловония и основательно решить вопрос в УК не могут. Причина далеко не в фобии смрадных темных мест, так знакомых коммунальщикам, а юридическая. Как объясняют в ЖКС-3 Центрального района, дефект произошел на выпускном колодце, который находится на территории подвесного двора. Часто это технический этаж, стоящий на сваях внутри дворовой территории, где в XIX веке на нижних ярусах хранили дрова, уголь или лед. В нашем случае подвесным двором является этаж ниже первого этажа, который лишь номинально считается подвалом.

Подвесные дворы, как объяснили в ЖКС, не входят в состав общедомового имущества, да и в целом их правовой статус в городе до сих пор не определен. Получается, что подвальный участок как бы вырезан из дома, и полномочий осуществлять там работы у УК нет. На это парируют и в Водоканале: «Когда не наша зона ответственности, мы не то что не можем что-то делать, а не имеем права».

После общения в связке «жители — УК» в последней заявили, что осушат подвал и выполнят работы по восстановлению герметичности колодца, но только из-за «безопасности проживающих». Собственно, в корне проблему это не меняет.

История, обделенная законом

Подвесных дворов в городе, как сообщил собеседник, близкий к жилищному блоку, еще несколько лет насчитывалось порядка 200. Иногда это знаковые адреса — вроде дома Бака на Кирочной, недавно горевшего дома Чубакова на Карповке, «пизанской башни» на Английском, 26.

«Чаще всего к этим объектам просто не подступиться, это объекты культурного наследия, хотя сами дворы в предмет охраны, конечно, не входят, — говорит он. — Это проблемная история — например, не ясно, как на эти конструкции ставить строительные леса. Много лет идут разговоры о том, чтобы как-то облагородить эти подземелья. Но и здесь затык. Например, нельзя туда сделать вертикальную лестницу, мы же не на подводной лодке. Нужен нормальный спуск с безопасным уклоном, по СНиП, а в этих дворах, как правило, просто места нет, чтобы выделять такой угол».

Судя по всему, значительно их число не сократилось, а засыпали единицы.

На территории Центрального района, как сообщали в администрации, числится 58 подвесных дворов, 40 из которых на тот момент (в 2016-м. — Прим. ред.) находились в неудовлетворительном техническом состоянии.

«Согласно техническим заключениям по результатам обследований, конструкции перекрытий над подвесными дворами находятся в аварийном состоянии с угрозой самопроизвольного обрушения из-за поражения коррозией металлических балок до 50–80 % по сечению», — говорили тогда в администрации.

Там даже подсчитали, во сколько обойдутся все работы — 273,5 млн рублей.

«Однако отсутствие правового статуса понятия «подвесной двор» не позволяет определить источник финансирования для проведения их капитального ремонта», — подводился итог по сути бессмысленно приведенных цифр.

Но даже если пытаться втискивать дворы в программу капремонта, как сообщил собеседник, близкий к жилищному блоку, — это максимум ремонт аварийных конструкций, но не изменение конструктива.

В жилищном комитете, где еще в 2015 году отчитывались перед губернатором о числе подвесных дворов в городе, в 2021-м заявили, что не обладают сведениями об их количестве. Там смогли назвать только два адреса — бывший доходный дом страхового общества «Россия» в Басковом переулке, где планируется произвести реконструкцию, и Белинского, 11, где устраняют аварийность.

«Ведомственная принадлежность данного имущества не определена», — заключили там.

Однако это далеко не всё. Цифры в самом же жилкоме называли ранее, хоть они и разнились. Еще шесть лет назад тогдашний председатель комитета Валерий Шиян заявлял, что в городе насчитывается 71 подвесной двор, а его заместитель упоминала, что их 118. На тот момент, как говорил глава комитета, 19 дворов инвесторы могли бы использовать под кафе или фитнес-клубы, другие 52 — засыпать, а восемь требуют срочного вмешательства из-за аварийности. Чтобы разобраться с такими помещениями, как заявлял Валерий Шиян на нулевых чтениях бюджета Петербурга в 2015 году, необходимо 2,5 млрд рублей. Сумма, по его словам, не была одобрена губернатором Георгием Полтавченко, но и уменьшить стоимость, как отмечал экс-глава жилкома, сложно. После этого тема подвесных дворов, по всей видимости, так и канула в Лету, оставив жителей таких домов с их проблемами.

Источник: https://asninfo.ru
Оставить комментарий
иконка
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.